Поиск
  • Helga

Эссе "Анализ не-невротического функционирования героини фильма «Рассекая волны".

Пост обновлен 21 мар. 2019 г.


Фильм реж. Ларса фон Триера "Рассекая волны" (1996г.)

Автор: выпускница курса специализации, консультант психоаналитической ориентации, магистр гуманитарных и социальных наук по психологии Михайлова А.В.


Цель работы: Выявить и исследовать один из элементов не- невротического функционирования главной героини фильма « Рассекая волны», режиссёр Ларс фон Триер. Попытаться проследить и анализировать истоки его формирования, причину ее страданий и тревог, опираясь на теоретические концепты клиники оператуарного функционирования, меланхолии, мазохизма, перверсии.


Гипотеза: Возможно, можно говорить о жизни главной героини фильма в психическом

пространстве меланхолической структуры и предположить перверсивно-

мазохистическое функционирование.


Для того, чтобы попытаться прояснить регистр функционирования главной героини фильма Бесс, пожалуй, стоит начать с картины, которую показывает нам автор фильма, а именно среда и объектные отношения, в которых она родилась и выросла.

Это закрытая от других религиозная община в Шотландии, со своим советом старейшин и законами, которым они следуют и проповедуют, где каждый из умерших, в том небольшом количестве, что просматривается в сюжете фильма, является грешником и отправляется в ад по совету провожающих усопшего в последний путь мужчин, где женщинам запрещается говорить в церкви, им запрещается присутствовать на похоронах. Неизбежно прослеживается подавление эмоций, выражение чувств, сексуальности, как- будто бы, это знак существующего запрета.

Возникает вопрос, есть ли у субъекта выбор, если он рождается в этой закрытой общине, когда со словом другого приходит закон общины, которому подчиняется этот другой. Если рассмотреть жизнь в общине, можно предположить ее перверсивное функционирование, Бесс родилась в этой общине и вынуждена жить по ее законам, ее желание на проявление чувств подавляются, а сексуальность осуждается, т.е.осуждается сексуальное влечение. Община выступает тем объектом, который знает, что удовлетворит каждого живущего в ней, община является тем объектом, который знает, что каждый живущий в ней желает. Община как хозяин удовольствия, она грандиозна и всемогущественна за таким тотальным образом общины, которую показывает режиссёр, исчезает индивидуальное «Я», можем это предположить .

Община создаёт свой мир, свой собственный закон. Жители общины обходятся без общения с другими, они не принимают «чужаков», лишь только тех, кого посчитают нужным и тех, кто подчиниться их закону. Желание старейшин общины- контроль захвата другого, они наслаждаются этим контролем и говорят другому как он должен наслаждаться и подчиняться.

Обращаясь к фигуре матери Бесс, можно рассмотреть ее довольно сдержанное, почти отстраненное поведение по отношению к своей дочери. Ее подавленное депрессивное состояние, где нет места чувствам, но соблюдается закон: « Ты должна уметь терпеть». Она запрещает Бесс высказывать свои чувства. Образ материнского объекта, не выражающей эмоций, обезличенный, напоминает образ эссенциальной депрессии, где субъект идентифицируется с социальным, в данном случае, в роли социального выступает община. Можем наблюдать отсутствие симптомов, снижение жизненного тонуса, снижение либидо. В работе негатива возможно предположить отсутствие формирования каких- либо репрезентаций( отсутствие подобного в сюжетной линии фильма), отсутствие формирования влечений, что приводит к стиранию или изъятию символических значений. Индивидуальные смыслы стираются, остаются коллективные. Субъект полностью встроен в общественные связи, существует соответствие коллективным идеалам общины; отсутствует субьективация, субъективный опыт,- нет субъекта желания. Субъект здесь, но он- отсутствующий, что наблюдается в эпизодах картины например, мать не пускает свою дочь Бесс в дом, когда Бесс этого просит, она нуждается в помощи. Община решила изгнать ее и мать подчинилась этому решению, зная о том, что дочь больна. У матери главной героини фильма фактически отсутствует психическое страдание, что даёт основания подразумевать возможный уход в соматическую сферу, однако оператуарное функционирование может проходить и без ухода в соматику. Недостаток нарциссических основ, обеднение психических процессов могут поддерживать патологию покоя. Возможно речь идёт о преобладании негативной симптоматики , характеризующейся разъединением влечений, ментальной дезорганизации, снижение либидо нарциссического и снижение либидо объектного , что ведёт к затихание психических процессов.

Обращая внимание на подчинение воле другого(совет старейшин общины), мать Бесс возможно испытывает страдания, либидинальное оскуднение может повлечь за собой регрессию « Сверх- Я» , которое обретает статус объекта. Предположительно можно говорить о моральном мазохизме. Моральный мазохизм является знаком недостаточности невротической структуры(не смотря на группу симптомов, невротическая организация не позволяет справиться со своим чувством вины), но все зависит от поддержания « обманного движения», любой мазохизм берет своё начало в мазохизме эрогенном. Моральный мазохизм трансформируется в либидинальный(женский мазохизм перверсивен) с помощью регрессии. Если регрессия продолжается, он трансформируется в эрогенный мазохизм. При моральном мазохизме, удовлетворение основано на самом чувстве вины, именно чувство вины является эротизированным, т.е.мазохистически инвестированным, это объясняется тем, что мораль и совесть возникли посредством десексуализации эдипового комплекса. Через моральный мазохизм мораль снова сексуализируется, эдипов комплекс оживляется, регрессия происходит от морали к эдиповому комплексу . В рамках морального мазохизма чувство вины остаётся бессознательным, оно приобретает форму болезни.

Предположительно, возможно говорить об элементе оператуарного функционирования в виде эссенциальной депрессии и одновременно мазохистическое функционирование матери Бесс.

С точки зрения отношения «Я» и « Сверх-Я», прослеживается: со стороны оператуарного заболевания- отсутствие чувства вины, а со стороны морального мазохизма- присутствует бессознательное чувство вины( «Я» желает наказание « Сверх-Я»). В оператуарной части функционирования, субьективация отсутствует, другими словами «отсутствует» инстанция « Я», а в случае морального мазохизма « Я» присутствует бессознательно. Можно сказать, что одна форма страдания дополняется другой формой страдания, важность этого процесса состоит в том, чтобы поддерживать определенное качество страдания. Именно страдание определяет связь элемента оператуарного функционирования и морального мазохизма. Моральный мазохизм, в котором функционирует мать Бесс, способен либидинально реинвестировать( восстановить) « Я» до того уровня, на котором были прерваны либидинальные инвестиции первичного объекта в субъекта, на стадии формирования первичного нарциссизма. Получение удовольствия, которое находиться в основе чувства вины, которое, в свою очередь, эротизировано – желает наказания, т.к. это наказание также эротизировано. Ресексуализируется сама мораль, стремление занять пассивную позицию по отношению к эдиповому отцу. Моральный мазохизм сохраняет связь с объектом, связь с первичным мазохизмом, где удовольствие и неудовольствие пока не разделены- они связаны, что гарантирует совместное возбуждение, которое будет переживаться как интенсивное возбуждение.

Можно, наверное, говорить о том , что моральный мазохизм в данном случае, «защищает» мать Бесс от тотальной дементализации работы психического аппарата, т.е. психической смерти субъекта.

Обратив внимание на общество, в котором родилась и выросла Бесс, на ее близкое окружение в лице материнского объекта, сделали попытку проследить и анализировать истоки влияния на психическое формирование Бесс.

Развивая далее эту мысль, мы можем предположить, что подобное депрессивное состояние матери, в котором наблюдается признаки ментальной дезорганизации, конформность, повлияло на формирование стадии нарциссизма Бесс и мы имеем возможный провал инвестиционной функции матери. То, как Бесс проявляет себя, наводит на мысль о меланхолической структуре с перверсивно- мазохистическим проявлением.

В поведении Бесс просматриваются всплески состояния мании и депрессивного состояния. Наблюдается выход агрессивных эмоций. Существующие жалобы Бесс касаются отношений. Просматривается заторможенность в поведении, фактическое снижение активности, потеря чувства самоуважения, осознание своей вины.

Возможно предположить, что потеря брата вызвала первый приступ меланхолии( бывает так, что меланхолик знает кого он потерял, но не знает, что он с ним потерял), после которого Бесс поставили на учёт и в течении некоторого времени она принимала препарат, назначенный доктором. Позднее ей отменили назначенный препарат, что возможно усложнило ситуацию Бесс, развивая ее до уровня меланхолических приступов, что в свою очередь говорит о работе меланхолии и завершение приступа меланхолии зависит от ее успешной, в той или иной степени или неуспешной работы меланхолии. Можно предположить, что при утрате брата, Бесс удалось провести специфическую работу меланхолии: отнятие либидо от объекта , которая заключается в смещение либидо с одного объекта на другой, своего мужа. Этот новый объект будет также нарциссически инвестирован, выбор происходит по нарциссическому типу выбора объекта, а инвестировать объект, означает инвестировать собственное «Я» через объект. В свою очередь деинвестировать объект , означает деинвестировать собственное « Я» , утрата объекта означает утрата собственного «Я». Именно нарциссическое инвестирование объекта является предрасположением к меланхолии и делает работу печали невозможной и оно же является причиной неотделяемости. [1]

Возвращаясь к описанию функционирования главной героини, можно наблюдать фазы депрессивного состояния, в которых ей оказывает поддержку вдова погибшего брата.

Мы наблюдаем как она окружает своей заботой Бесс и можно сказать, что эта забота является для неё внешней поддерживающей материнской функцией, на которую можно посмотреть с точки зрения структуры « Сверх Я», которая представляет родительские фигуры, в частности- материнскую , можно сказать, что Бесс таким образом получает недостающую ей нарциссическую либидинальную инвестицию из вне, формирование нарциссизма происходит как из внутреннего источника, так и из внешнего, называемого материнской функцией, о которой К. Смаджа пишет в своей книге « Оператуарная жизнь».

В сюжетной линии картины мы можем наблюдать как тяжело даётся Бесс расставание с мужем, дни разлуки с ним, она часами ждёт его звонка в телефонной будке. Происходит «склеивание» «Я» субъекта со своим объектом, что характерно при интроекции , в фильме мы наблюдаем как Бесс спит с другими мужчинами, но отрицает это, она говорит, что занимается любовью со своим мужем, таким образом «Я» субъекта инвестирует объект во время приступа; до приступа «Я» инвестирует само себя через объект. [2]Склеивание охватывает и идентификацию, механизм, который обеспечивает регрессию либидо, либидо оставляет объект и направляется в «Я», таким образом предотвращается уничтожение любви субъекта к объекту, отступление происходит с помощью интроецирования объекта. Идентификация замещает инвестирование объекта(диалектика «быть» и «иметь»,) и даёт выход из сложившейся ситуации для « Я»( оно находится в ситуации невозможности деинвестировать объект и невозможностью продолжать инвестировать его, что приносит страдания главной героине фильма). Склеивание обозначает неотделяемость, чтобы произошла отделяемость, требуется работа меланхолии, которая обеспечила бы отделяемость. Эту работу выполняет механизм интроекция – идентификация, это единственный путь выхода, минуя область ПСЗ, куда путь для меланхолии закрыт.[3]

Можно попытаться рассмотреть отношения Бесс с мужчинами и через инстанцию «Сверх-Я», где «Сверх-Я» выступает и наслаждающимся(архаичное наследие), и карающим( наследник эдипового комплекса). Почему субъект соглашается и не может сказать « нет». Субъект внутри слышит голос , который резонирует с одним из ликов « Сверх-Я»- часть, которая жестока: ты должна подчиниться, быть наказанной. Субъект слышит предписания, которые ему уже знакомы, этот закон вписан, интроецирован, но возможно имеет слабую позицию по отношению к архаической части « Сверх-Я», большей частью своей он находится во вне- это закон общины по которому функционирует семья главной героини, и слабость этой части, наследника эдипового комплекса, возможно объясняется тем, что Бесс находится в отношениях слияния с материнским объектом, в следствии проблем лежащих в поле нарциссизма, которые обусловлены провалом материнской функции. Можно поразмыслить слабость этой части в следствии того, что закон и правила в семье размыты, существует вписанность в коллективное, в систему общины; во вне- строгость предписания, внутри семьи- доступ к наслаждению: быть нераздельно вместе( мать здесь не представлена как жена отца), мы можем наблюдать этот принцип в динамике движения от родительской семьи в семью со своим мужем и снова в родительский дом, когда супруг уезжает на вахту, у Бесс нет возможности отсоединиться от объекта в следствии сложившейся ее истории и часть « Сверх-Я» архаичная будет преобладать , будет говорить : « Наслаждайся!» и этот лик « Сверх-Я» побеждает. В отношениях мужчина(муж) может занять это место «Сверх-Я», женщина ( Бесс в данном случае)является жертвой, она ощущает свою вину и подчиняется, что приводит к реализации ее фантазма наслаждения( интроекция-идентификация с утраченным объектом). Слабое « Я» не может обработать этот парадокс « Сверх- Я», преобладает вина за своё наслаждение, Бесс полностью захвачена этим чувством.

В своих фантазиях Бесс не воображает себя всемогущей, она является всемогущей, она не может- она делает, она может всё. Она воссоздает образ всемогущей, она хозяйка. В своём воображаемом она спасает своего мужа, она думает, что осуществляя его требования, улучшает его состояние, она даёт ему жизнь, Бесс уверена в этом. Она винит себя за происшествие случившееся с ее мужем, за свою просьбу обращённую к Богу, чтобы он поскорее вернул его ей. Спасая супруга , подчиняя себя его требованиям, она словно желает искупить свою вину. На протяжении всей сюжетной линии фильма, наблюдается диалог Бесс с Богом , создаётся впечатление, что эта фигура придаёт ей уверенность в своём всемогуществе, где нет места слабости, сомнениям, где нет места прощению. Бог словно говорит, что « ты не заслуживаешь на это», он строгий, наказывающий виновную. Бесс говорит с ним в особенно сложные для себя моменты, когда она не может справиться со своими переживаниями, это может наводить на мысль о недостаточности пережитого опыта первичного удовлетворения и его интроецирования. Возможно подразумевать конфликт «Я» и «Сверх-Я»,( что в свою очередь приводит к конфликту в « Я», его расщепление, когда « Я» становится в положение объекта по отношению к развивающемуся из него «Идеалу-Я» и отношения между ними развиваются как ,если бы они развивались между субъектом и объектом), когда одна часть «Я» противопоставляется другой части, делая ее как бы посторонним объектом и критикует ее.[4]

Но можно и предположить , что фигура Бога является для Бесс неким особым элементом, который располагается во вне, и который помогает ей реализовывать свой фантазм (перверсивно- мазохистический) каждый раз повторяя его, строго определенный сценарий с отведённым одним и тем же местом для разговора с Богом.

Возвращаясь к описанию функционирования Бесс, возможно предположить, что в

результате склеивания субъекта с объектом при помощи механизма интроекция- идентификация, Бесс идёт на выполнение требований своего мужа, что причиняет ей большие страдания, но потерять объект, означает потерять своё собственное « Я» ( оно находится в ситуации невозможности деинвестировать объект и невозможностью продолжать инвестировать его). Можно наблюдать проявление агрессии в сторону объекта, субъект нападает на объект, обесценивает его, но на самом деле происходит нападение на собственное «Я», его обесценивание. Нападение на объект происходит с особой жестокостью, что доставляет большие страдания субъекту, в данном случае Бесс. Жестокость, садизм проявляемый по отношению к объекту, на самом деле к «Я» субъекта-это аутосадизм. Амбивалентный конфликт в « Я» стремится к своему разрешению, с каждым разом ослабляя фиксацию либидо на объекте и «Я» может оставить объект, как не имеющий цены.[5]

Когда психическая работа заканчивается образуется провал, который подталкивает к действию.

Действие осуществляется тогда, когда аутосадизм превращается в мазохизм с помощью механизма трансформации интроекции в идентификацию и с появлением сознательного чувства вины, когда мазохизм достиг своего уровня, происходит возвращение к другому внешнему объекту, который будет выступать для меланхолика в роли садиста.[6]

Просматривая фильм, мы видим как Бесс отправляется на корабль, на котором она уже была, эта поездка приводит ее к гибели.

Возможно в динамике мы можем наблюдать движение от морального мазохизма к эрогенному мазохизму. Работа меланхолии наблюдается переходом от меланхолического садизма( вызванного разъединением влечений) к мазохизму, который связывает влечения. Работа меланхолии удалась, но привела к гибели главной героини; влечение к смерти направляется во вне , а другая часть остаётся в организме либидинозно связываясь при помощи сексуального совозбуждения, деструктивность направляется на объект , а затем перенаправляется против субъекта.

Мазохистический субъект поддерживает всемогущество своего объекта с помощью нарциссического вложения и другой наслаждается этим вкладом. Перверсивный ход состоит в переворачивании: я буду объетом своего объекта, переворачивание власти, победа якобы отдаётся другому. Для него проиграть, значит выиграть.

Недостаточность либидинальных материнских инвестиций привела к менее удачно сложившейся форме первичного нарциссизма, которая необходима для связывания деструкции в той нужной степени, которая требуется для связывания влечения к смерти.

С помощью любви поддерживается что- то, что позволяет субъекту жить, но желание смерти при меланхолии остаётся всегда. Теряя мужа и при этом получив известие о том, что община отказывается от неё, отказывается и мать, подчиняясь законам общины,- это усиливает страдания Бесс и подталкивает к развязыванию конфликта и желание смерти побеждает, Бесс делает себя утраченным объектом, объект для неё недостижим.

На основании проведённого исследования, можно говорить о том , что гипотеза подтвердилась и речь идёт о меланхолической структуре , где разворачивается картина перверсивно- мазохистического проявления.



[1] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3, 98-99.

[2] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3,101.

[3] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3,97.

[4] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3, 102.

[5] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3,104.

[6] Б. Розенберг « Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм оберегающий жизнь» гл.3,108.

Литература:

З. Фрейд « Печаль и меланхолия»

Б. Розенберг «Мазохизм, несущий смерть, и мазохизм, оберегающий жизнь», гл.1;гл.3.

К. Смаджа « Оператуарная жизнь»


ПРОГРАММА СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПО КЛИНИЧЕСКОМУ ПСИХОАНАЛИЗУ

http://psyclinic.org.ua/


#клиника_меланхолии_мазохизма #оператуарное_функционирование

Просмотров: 287

© 2023 by Alice Styles. Proudly created with Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now