Поиск
  • Helga

Озеленение психоанализа: Новая парадигма Андре Грина (Andre Green) в современной теории и практике.

Пост обновлен 21 мар. 2019 г.

Автор текста: Павловская Ольга, психоаналитик, pavlovska.kiev.ua



После ухода Андре Грина (Andre Green). в 2012 г. его коллеги и друзья из Британского Психоаналитического Общества, Парижского Психоаналитического общества (Розин Перельберг, Григорио Кохан, Лиза Гутеерас и др.) в память о друге опубликовали книгу, в которой изложили ключевые концепты его психоаналитического подхода.


Ранее в Лондоне в 2015 г. прошла психоаналитическая конференция на тему: "Озеленение психоанализа".


Некоторые мысли друзей и коллег Андре Грина о его идеях в теории и практике психоанализа приводятся ниже.


В работах Андре Грина прослеживаются корни автора психоанализа Фрейда, ревизию работ которого он предпринимает во многих своих статьях и книгах. При этом многие его формулировки объединяют идеи мыслителей французской и британской психоаналитической традиции. Процесс разветвления психоаналитических парадигм и формирование постоянно расширяющегося теоретического единства является сутью "озеленения психоанализа".


Не-невротический пациент.

Эта категория анализандов, приходящих в анализ, характеризуется различными авторами в разнообразной манере: пограничные состояния, шизоидные личности (Fairbairn), личности "как если бы" (Deutsch), расстройства идентичности (EriKson), Эго-специфический дефект (Gitelson), ложная самость (Winnicott) и базисный дефект (Ballint). Этот перечень формулировок в психоаналитических концепциях постоянно разрастается, например, вкладом французской школы психоанализа: прегенитальные структуры (Bouvet), оператуарное мышление психосоматических пациентов (Marty, de M'Uzan), антианализанды McDougall, а также нарциссические личности Kohut, Kernberg заслуживают внимания.


В современной клинической работе Андре Грин идентифицирует у перечисленных выше пациентов четыре специфических механизма, которые делают их недоступными аналитическому процессу.

  1. Соматическое исключение: это процесс, который отсылает к регрессии, тем самым ограничивая конфликт не психической сферой, а сомой по средством разделения психики и сомы (тело не инвестируется как либидинозное) (Marty, de M'Uzan, Fain).

  2. Выталкивание действием: отреагирование путем изгнания психической реальности. Эти два механизма, по мнению Грина, создают психическую слепоту пациентов. Пациент остается слеп к своей собственной психической реальности- либо к соматическому источнику влечений, либо к объекту внешней реальности, избегая тем самым процесса психической проработки возбуждений.

  3. Расщепление: Механизм так называемого расщепления касается психической сферы. Все остальные защиты вторичны по отношению к нему. Эффекты расщепления проявляются разными способами - от оберегания секретной неконтактной зоны, где пациент совершенно один (Fairbairn, 1940; Balint, 1968) и где его истинное «я» находится в безопасности (Winnicott, 1960a, 1963a), или где скрывается часть его бисексуальности (Winnicott, 1971), до атак на связный процесс мышления (Bion, 1957, 1959, 1970; Donnet & Green, 1973), проекции плохой части своего «я» и объекта (M. Klein, 1946) и существенного отрицания реальности. Когда с этими эффектами расщепления сталкивается психоаналитик, он хотя и остается в контакте с психической реальностью пациента, но либо чувствует себя отрезанным от отщепленной части, либо видит, что его интервенции разрушаются пациентом, который воспринимает в этот момент аналитика как преследователя.

  4. Декатексис: Грин здесь ссылается на радикальный декатексис со стороны пациента, который стремится достичь состояния пустоты, небытия, ничто. В контрпереносе аналитик чувствует себя отождествленным с пространством, лишенным объектов, или оказывается вне его. Этот радикальный декатексис порождает пустые состояния ума, без аффективных компонентов, боли или страданий. Это указывает на невозможность переживать утрату или чувствовать вину.

Грин предположил, что фундаментальное противоречие таких пациентов - это двойственный характер их тревог, они испытывают одновременно и тревогу сепарации и тревогу вторжения. Такие пациенты отсылают аналитика к важности процесса формирования мышления, символизации- области, в которой вклад Биона является ключевым.

Доннет и Грин (1973) предлагают в свою очередь понятие пустого психоза, лежащего в основе психотических явлений, и характеризующегося блокировкой мыслительных процессов, подавлением репрезентативной функции и би-триангуляцией, в которой разница полов, подразумевающая принятие двух объектов, маскируют разделение одного объекта. Грин формулирует понятие отсутствия объекта в случаях описанного психического функционирования - отсутствие носит промежуточный характер между вторжением и потерей, избыток присутствия - это вторжение, избыток отсутствия - это потеря.

Логично, что не-невротическим пациентам сложно установить первичное различение между внешним и внутренним, субъектом и объектом, репрезентацией и восприятием.

Грин, считал, что Виннкотт внес важный вклад для понимания подобной психической динамики с его концепциями "не-коммуникации", "избегания", "пустоты", соответственно подобные пациенты, для которых доминирует негативная сторона отношений, не способны создать потенциальное пространство присутствия/отсутствия объекта.


Особенности психического функционирования не-невротических пациентов поднимают перед аналитиком вопросы формирования безопасного аналитического пространства и понимание роли сеттинга.


ПРОГРАММА СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПО КЛИНИЧЕСКОМУ ПСИХОАНАЛИЗУ

http://psyclinic.org.ua/


#клиника_пустоты #белый_психоз #мышление #би_триангулярность

Просмотров: 395

© 2023 by Alice Styles. Proudly created with Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now