Поиск
  • Helga

Фрагменты перевода книги А. Грина (A. Green) "Ткань аффекта в психоаналитическом дискурсе".

Пост обновлен 21 мар. 2019 г.

автор: психоаналитик Павловская Ольга, http://www.pavlovska.kiev.ua/

Концептуализация Андре Грином аффекта в психоаналитической метапсихологии и клинической практике возникла из его критики Жака Лакана, который принял структуры устной и письменной речи как парадигму для понимания языка бессознательного.


Андре Грин предпринял детальный пересмотр работ Фрейда, в которых он устанавливал связь между аффектом и репрезентацией, как составными частями человеческого опыта. При этом Грин выделили четыре "временных этапа" в работах Фрейда "Толкование сновидений" (1900), Эссе по метапсихологии (1915/1917), "Я и ОНО" (1923), "Торможение, симптом, страх" (1926). В этих работах Фрейд разрабатывал или видоизменял свою общую концепцию психической деятельности.


На первом этапе своих исследований Фрейд приравнивал аффект с энергией. Симптом в этом случае репрезентировал необходимость избавления от больших количеств эмоциональной энергии, чтобы восстановить равновесие в психике. Аффект был также связан с разгрузкой, и поэтому подчеркивалась связь между эмоциональным опытом и телом.

Фрейд не проводил различия между психическим и соматическим, обсуждая, главным образом, отрицательные аффекты, такие как страдание, беспокойства и т.д.


На втором этапе его работы, во время разработки топографической модели психического аппарата, Фрейда занимали три вопроса: вопрос количества аффекта, проблема трансформации аффекта и вопрос бессознательного аффекта. Главным интересом для него был символизм сна и разработка психического аппарата. Таким образом, по сути, роль аффекта была вторичной по отношению к роли репрезентаций, что подтверждается интересом Фрейда в аналитической работе к содержанию сновидений. Грин отмечает, что также Фрейда интересует в теме аффекта - подвижность связи аффекта и репрезентации (аффект может быть выражен, подавлен или превращен в свою противоположность). Аффекты становятся указателями на недостаток мыслей: идеационный психический материал претерпевает смещение, замену, тогда как аффекты остаются неизменными. Только в 1926 году тревога стала восприниматься как аффективный сигнал, ответ ЭГО, указывающий на вероятное возникновение ситуации опасности. Новая теория учла также объект в концептуализации тревоги.

На третьем этапе работы Фрейда,тем не менее, энергетическая концепция аффекта все же оставалась неотъемлемой частью психоаналитической теории. Однако, указав в 1926 году, что страх или тревога могут возникать как следствие восприятия опасности в реальном мире, Фрейд связал аффекты с субъективным опытом, фантазией и объектом.

В работе "Торможение, симптом, страх" Фрейд предположил, что аффекты пациентов в анализе могут быть репродукциями более раннего аффективного опыта, таким образом связав аффект и память.

Еще в 1896 году в письме к Флиссу Фрейд заявил, что "сознание и память взаимноисключающие". Таким образом, память принадлежит бессознательному.

Фрейд пишет: "Задача психоаналитика заключается в том, чтобы выяснить, что забыто из следов памяти, которые вытеснение оставляет позади памяти, более корректно сказать, чтобы достроить забытое". Как и предложил Фрейд в своей работе "Конструкции в психоанализе".

Эта позиция открывает путь для современного представления о том, что эмоциональные состояния, которые никогда не были помещены в слова, могут быть повторены и поняты в аналитическом опыте. Тем самым, важность идеи аффекта возросла в работах Фрейда.

В структурной модели психики со смещением акцента с бессознательного на ОНО состоялся возврат к важности самих импульсов влечений независимо от репрезентаций.


Грин выделял два типа аффектов: те, которые могут быть психически переработаны и интегрированы в ассоциативные цепи значений и те, которые буквально затапливают бессознательное: "подобно реке, которая сносит все на своем пути, дезорганизуя коммуникации, разрушая структуры мышления". Избыток такого непереработанного аффекта проявляется в различных клинических манифестациях: соматизация, перверсивное возбуждение или сверхинвестиция внешних восприятий, которая монополизирует всю психическую активность субъекта.

В этих случаях диссоциация и расщепление приводят к "мертвому психическому пространству" внутри субъекта.


А.Грин призывал аналитиков не ограничиваться сведением аффекта к бессознательным фантазиям, это было бы ошибочно, так как следует различать "хаос" и "ничто".

Репрезентация, которая является целью психоаналитического процесса, должна быть достигнута посредством процесса психической работы, непосредственно через живую интрапсихическую коммуникацию, а не через процесс посредством которого психоаналитик передает пациенту свои бессознательные фантазии.


Грин ввел понятие первичной символизации: "где матрицы опыта, не осознающие различия между репрезентацией и аффектом, формируются на основе первичной логики, выражения минимальной бессознательной семантики; где мы находим фигуры психоаналитической риторики: навязчивое повторение, обращение на себя, превращение в противоположность, ожидание, отзеркаливание, включение, исключение, комплементарность, посредничество между внутренним и внешним и появление категории посредника, ситуация между подобным и инаковым, формирование подвижных границ, временное расщепление, создание заменителя, создание экранов, и наконец, проективная идентификация. Это предпосылки для связи между символизацией и отсутствием".


Аффект всегда "след", "остаток, пробужденный повторением". Грин считал, что в психоанализе как это практикуется сегодня, работа над аффектами требует значительной наших усилий. Нет благоприятного исхода, который не предполагает аффективных изменений.


ПРОГРАММА СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПО КЛИНИЧЕСКОМУ ПСИХОАНАЛИЗУ

http://psyclinic.org.ua/

#аффект #репрезентации #символизация #тревога #память #субъективный_опыт #бессознательные_фантазии #объект

Просмотров: 719

© 2023 by Alice Styles. Proudly created with Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now